gridassov (gridassov) wrote,
gridassov
gridassov

Categories:

От Брабандера до Варенбурга. Куккус

В прошлый раз я проехал одну остановку: поселки Чкаловское и Тарлыковка, разделенные рекой Тарлык, это уже почти Варенбург, около часа езды от окраины Энгельса. А село Приволжское (центр кантона АССР немцев Поволжья Куккус) будет сразу за учхозом Степное, оно же – когда-то – немецкая колония Шталь. И Шталь, и Куккус были основаны в 1767 году, в списке немецких населенных пунктов Поволжья Шталь значится, как поселение Е – евангелическое-лютеранское, Куккус же – Р/Е, здесь жили еще и реформаты.

Photobucket

Этой дорогой я ездил в детстве с родителями. За березовским военным полигоном начинались бахчевые хозяйства, я слабо помню низкие зеленые поля по левую от трассы сторону, тонкие стебли волочатся по земле за сластным арбузом, как Бальзаминов за Нонной Мордюковой. Арбузы на бахче отдавались по пять копеек за килограмм, мы полностью загружали багажник, клали арбузы в ноги, и обратно в Саратов «Волга» шла, тяжело приседая задом. Самые большие арбузы шли на стол, мелкие и средние ложились в бочки под рассол (соль и сахар, разведенные воде) – до первой закуски.

Немцы-колонисты поступали с арбузами так:

«Арбузные семена собираются из года в год: собираются очень тщательно семена от вкусных сладких арбузов, а также от дынь и тыквы. Тыквы сажают обыкновенно по краям бахчи; дыни вперемежку с арбузами. Бахча одного хозяина отделяется от бахчи другого кроме глубокой борозды еще рядом кукурузы или «персидского проса», как колонисты называют кукурузу. Последняя идет только в корм свиньям, но высоко поднимающиеся семенники собираются колонистами очень тщательно, так как их связывают в метла и эти метла ценятся высоко.
Тыква идет частью в кушанье. Большая созревшая тыква после выпечки имеет сладкий вкус и поедается в большом количестве, по-видимому, она содержит слабительный алкалоид. Тыкву едят только зимой.
Арбузы осенью свозятся домой, часть их хранят прикрытыми от ночного холода соломой, часть же кладется в чаны, где они заквашиваются и служат приятным десертом, приблизительно до февраля. Наконец большая часть употребляется для выварки сока, который заменяет в колонистском быту всякие виды варенья. При хорошей укупорке этот вареный сок держится хорошо до года и более.
Арбузные корки идут в корм свиньям». (Из воспоминаний Петра Карловича Галлера).

В Приволжском у папы жил друг, работавший в здешнем лесхозе – Василий Васильевич. Мы заезжали к нему в гости. Красноармеец Василий Куртов вернулся с войны в 1946-м, и за все заслуги и ранения получил в Приволжском бывший немецкий дом, в четыре окна, выходящих на улицу.

Photobucket

Сарай во внутреннем дворе В.В.Куртова, здесь Василий Васильевич хранил вяленую рыбу.

Photobucket

Photobucket

Справа от сарая – вход в погреб. За первой дверью резко вниз идут деревянные ступеньки, внутри еще одни дверцы на засовах, и дальше спускаешься по каменным ступеням в тесное и прохладное помещение, выложенное белым кирпичом. С одного бока – деревянные полки для мелких банок, под белым сводчатым потолком – электрическая лампочка в патроне. Кажется, это единственное новшество в погребе со времен Великой отечественной войны.

Photobucket

26 августа 1941 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) принял постановление «О переселении немцев из республики Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей», 28 августа это постановление было закреплено указом Президиума Верховного Совета СССР, в котором поволжские немцы обвинялись в пособничестве фашистскому агрессору, а в сентябре началась депортация немецкого населения из Поволжья в Казахстан.

Photobucket

Сельская учительница Ольга Куртова у входа в дом своего деда, Василия Васильевича.

Photobucket

Елена Маурер при входе в ледник-подвал в бывшей усадьбе её деда по материнской линии, А. Я. Бузика. Подвал представляет собой большое помещение с кирпичным сводом, на котором сохранились мощные железные крюки – по всей видемости раньше на них подвешивали копчёные окорока и колбасы. Фотография с сайта «История немцев Поволжья»

Photobucket

Бывшая районная больница, построенная еще «при немцах». Здесь работала врачом Вера Степановна Куртова, жена Василия Васильевича. Сейчас больница заброшена.

Photobucket

Жилой дом при больнице

Сталин был не первый, кто решил депортировать немцев Поволжья. 13 декабря 1915 года российское правительство приготовило указ, согласно которому немецкое население Поволжья подлежало выселению в Сибирь. Депортацию планировалось начать с весны 1917 года.

Photobucket

Согласно брест-литовскому мирному договору с Германией (1918 год) российским немцам в течение 10 лет разрешалась эмиграция в Германию с переводом туда всех капиталов. 30 апреля 1918 года в Саратове был создан Поволжский комиссариат по немецким делам, а 19 октября Совнарком РСФСР утвердил декрет «О создании Области немцев Поволжья». 13 декабря 1923 года Область немцев Поволжья преобразуется в АССР немцев Поволжья.

Photobucket

Вид из Приволжского на противоположный берег, где расположено село Ахмат.

Photobucket

Прибрежная улица Куккуса, одной из самых крупных и богатых немецких колоний в Поволжье. Здесь была до революции большая ярмарка, куда «степные» немцы пригоняли на продажу скот и сельхозпродукты, где покупали ремесленные изделия да всякие подарки – жене и детям. Первый ряд домов уже обрушился с кручи, где-то еще остался плетень, где-то видна кирпичная кладка бывшего погреба.

Photobucket

Photobucket

«Нечастые поездки в Саратов и на ярмарки были единственными, можно сказать, случаями при которых колонист приходил в соприкосновение с русским населением. Само собою разумеется, что при таких условиях колонист не мог научиться русскому языку. По-видимому, и правительство этого не желало, так как оно еше в шестидесятых годах издало запрещение немцам проезжать через русские имения. Хотя приказ и не был проведен в жизнь, но само появление его показательно для характеристики отношения правительства к колонистам.

Само собой разумеется, что переговоры с «дядюшкой Яковом» и с коробейниками велись на каком-то воляпюке с соответствующими жестами и я, 10-летний «санкюлот», нередко служил переводчиком, ибо я один в деревне или правильнее на деревенской улице немного понимал уже русский язык, так как отец придавал большое значение знанию русского языка и поэтому я две зимы провел в соседних селах Дьяковке и Красном Куте (теперь большая узловая железнодорожная станция), где я посещал русскую школу, но никаких воспоминаний об этих школах у меня не осталось. Около этого времени некоторыми лицами был приглашен русский учитель в наше селение, которому было поручено обучать человек 10 детей русскому языку. Изучением русского языка колонист не пренебрегал, он даже щеголял знанием нескольких слов, которые он вставлял в свою речь кстати и не кстати. Об этом учителе у меня сохранилось только одно воспоминание: его все звали Стаканом Ивановичем вместо Степана Ивановича, потому что он водку пил только из чайных стаканов, всегда был полупьян и при выпивке всегда считал долгом откусывать часть стакана, из которого он пил. Впоследствии он жил в Саратове и служил писцом у нотариуса.

Само собой разумеется, что при таком отношении к немецкому населению старик, умевший спросить у офени: «почем?» был уже большим знатоком русского языка.

Колонистов в Саратове и на ярмарках зазывали в лавки обыкновенно: «гершта», так что в конце концов гершта и колонист стали синонимами. Объясняется это слово тем, что колонисты, обращаясь за чем-нибудь друг к другу, начинают словом «horst du» - послушай. Но вследствие огрубения немецкого языка у этой кучки людей, около 100 лет оторванных от родины, вместо звука «st» колонист ставил шипящее «scht», а потому вместо «horst du» он говорил «hotscht du». Сметливый ярославский лавочный мальчишка сразу поймал это слово и удачно применил его в своем обиходе». (Из воспоминаний Петра Карловича Галлера, немецкого колониста из «степной» части Заволжья).

Photobucket

От Брабандера до Варенбурга. Часть первая. Брабандер

Часть вторая. Река Тарлык
Tags: Саратов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments