Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает:

Великий Понедельник. 19 апреля 1976

Конечно, все это с детства, все это жизнь самого детства в душе. Сращенность Страстной с расцветающими каштанами на Bl. De Courcelles, с парижской весной. Но разве только? Вчера пытался изобразить, дать образ Страстной - ее нарастания, ее ритма, ее "логики". Нет, выдерживает испытанье и раздумья, и анализа. Удовлетворяет и сердце, и душу, и разум. Ничего прекраснее человечество не создало, прекраснее в глубочайшем смысле этого слова, как совпадение всех "потребностей", как ответа, превосходящего вопрос. В тот-то и дело, однако, что это не столько "создано", сколько увидено, пережито - в ответ на дар и явление. Что создать это было бы невозможно. Что все из, скупых в своей абсолютной полноте, слов Евангелия, от самого Христа.Collapse )

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает:

Kuopio. Четверг, 25 сентября 1975


Одиннадцать часов вечера, в резиденции архиепископа Павла в Куопио. Весь день - то есть пять с половиной часов - вчетвером в машине. Оо. Пурмонен, Могилянский и Кирилл Гундяев, утром приехавший из Ленинграда. Осенний, ясный, но с облаками день. Сосны, березы, озера, пустынно - необыкновенно похоже на наши [холмы] Laurentides в Квебеке.

Центр Финской Церкви: архиепископия, правление, семинария - ультрамодерная постройка. Все блещет чистотой, все вылизано. Архиепископ Павел, которого я уже знаю по Аляске, - то же светлое впечатление. Ужин с ним и о.К.Гундяевым. Потом всенощная под Иоанна Богослова в семинарской церкви. Классическая "русская" всенощная, только по-фински. Но этот язык, в котором гласные доминируют над согласными, - красив и удивительно хорошо подходит к нашим мелодиям. После всенощной - прием и чаепитие в семинарии, ректор которой "наш" Матти Сидоров, переводчик моих книг… Все очень дружно и трогательно: студент играет на флейте, другой поет. Все красавцы-блондины…

Под конец прогулка по мокрой, пустой улице с о.Кириллом. Разговор о Церкви в России, о диссидентах. Гундяев - "никодимит" (ему двадцать девять лет, и он уже архимандрит и ректор Академии!), то есть умница и "clever" <ловкий, искусный>. Но то, что он говорит и как, кажется мне и искренним, и правильным.

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает:

Воскресенье, 26 декабря 1976

Рождество. Полная мера радости. Службы, елка со всеми внуками, а сегодня вдобавок - проснулись занесенные снегом, но светит яркое солнце, сияет небо и на душе - праздник…

Исповеди, "беседы". Сила греха не в соблазне очевидного зла, а в скованности души всякой мелочью, страстишками, в невозможности для нее, души, "невозбранно дышать небом…"*. Но чтобы бороться с этим - недостаточно просто призывать к церковности и молитве. И церковность может быть, и часто бывает, мелочной, и молитва - эгоцентрической. Всегда все тот же вопрос: о "сокровище сердца". О том, в чем - радость… Без радости и церковность, и молитва как-то безблагодатны, ибо их сила - в радости. Религия стала синонимом "серьезности", несовместимой с радостью. И потому она так слаба. От нее хотят ответов, мира, смысла, а она только в радости. Это ее ответ, включающий в себя все ответы.

* "И небом невозбранно дышит / Почти свободная душа" - В. Ходасевич "Когда б я долго жил на свете...".

Диалог культур

О происхождении христианства

«... с появлением «Перевода Семидесяти Толковников», или Септуагинты (III—II веках до н. э.), в греческом мире начала формироваться особая «околоеврейская» среда, состоявшая из людей, знавших Писание, его образы, идеи, понятия, но не делавшего последнего шага – принятия иудаизма. Эта среда в будущем станет «заказчиком» христианства и его социальной базой». (Игорь Трибельский. «Иерусалим. Тайна трех тысячелетий»)

«Редкое государство римлянам удавалось захватить так быстро и легко, как Иудею, и, в то же время, ни один народ не оказал Риму такого упорного и долгого сопротивления, как еврейский (оно продолжалось, с перерывами, около 200 лет, с 63 г. до н.э. до 135 г. н.э.). На полях сражений Империя одержала полную победу. Иерусалим был разрушен, Иудея вытоптана и выжжена, лишена имени, народ изгнан за ее пределы. Но, видимо, История – это не только цепь внешних событий, походов, завоеваний и восстаний, в ней есть и скрытая от глаз современников сторона. Еврейское сопротивление Риму, его глубинное неприятие, обрело мистическую форму, породило новую религию, которая, перестав быть еврейской, сделалась всеобщей. Она изнутри овладела Империей и вывернула ее наизнанку. Завоевание Иерусалима обернулось для Рима не просто гибелью, а тотальным перерождением». (Трибельский).
Collapse )

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает:

Пятница, 17 октября 1975


Вчера вечером - на панихиде по Соне Лопухиной в Наяке. Может быть, потому, что я всегда чувствую себя не по себе, self-conscious <неуверенно, смущенно>, отчужденно - в карловацкой церкви (священник и диакон даже не кланяются…), но отчуждение чувствую по отношению ко всему типично русскому "уюту" храма, к русскому благочестию, в котором мне всегда чудится какое-то тупое самодовольство, полное отсутствие какого бы то ни было беспокойства, вопрошания, сомнения. Collapse )

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает

Воскресенье, 16 февраля 1975 года


Л. с пятницы в Монреале у Маши. В пятницу завтрак с англиканским священником. Всё волнения о священстве женщин… Вдруг, среди этих разговоров, подумалось: как, в сущности, несерьезна стала религия, перестав быть основной формой жизни общества. Впечатление такое, что она себя все время «выдумывает», чтобы просто не исчезнуть, не быть выброшенной.

Люди перестали верить не в Бога или богов, а в гибель, и притом вечную гибель, в ее не только возможность, а и неизбежность и потому – и в спасение. «Серьезность» религии была прежде всего в «серьезности» выбора, ощущавшегося человеком самоочевидным: между гибелью и спасением. Говорят: хорошо, что исчезла религия страха. Как будто это только психология, каприз, а не основное – основной опыт жизни, смотрящейся в смерть. Святые не от страха становились святыми, но и в святости – знали страх Божий. Дешевка современного понимания религии как духовного ширпотреба, self-fulfillment <самоосуществления>… Убрали дьявола, потом ад, потом грех – и вот ничего не осталось, кроме этого ширпотреба: либо очевидного жульничества, либо расплывчатого гуманизма. Однако страха, даже и религиозного страха, в мире гораздо больше, чем раньше, только это совсем не страх Божий.
Collapse )

(no subject)

Протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике записывает

Вторник, 8 октября 1974


«Трудно богатому…» (Мф. 19:23). Так очевидно, что в центре «христианской идеи» стоит отказ от богатства, всяческого богатства. Красота бедности. Ибо есть, конечно, и уродство бедности. Но есть и красота. Во всяком случае, христианство светится только смирением, только «обнищавшим сердцем». «Доля бедных, превратность судьбы…»
Бедность – не в том, чтобы всегда чего-то не хватало (это ее «уродство»), а в том, чтобы всегда хватало того, что есть.
Collapse )

(no subject)

Механизмы жалости

Искупление по Фридриху Горенштейну

Борис КУЗЬМИНСКИЙ
«Литературная газета», 6 марта 1991 года


Летом 1964-го, когда казалось, что «оттепель» еще не закончилась, вышел номер журнала «Юность», составленный из дебютных публикаций. «Они живут полнокровной жизнью великой страны, созидающей будущее, - говорилось об авторах в редакционном предисловии, - и вот частица этой жизни встает со страниц их произведений... Вдохновленные заботой партии, молодые литераторы подхватывают эстафету социалистического реализма». В номере печатались стихи Льва Тимофеева, Николая Рубцова, Леонида Губанова, Александра Аронова, рецензировалась книга Владимира Войновича «Мы здесь живем»... Одного из них ждет судьба политзэка, другого эмиграция, остальные не сядут и не уедут, но вкусят горечь остракизма и непечатания. «Подхватит эстафету» по-настоящему лишь Геннадий Бокарев, будущий творец официозных «Сталеваров».
Collapse )

(no subject)

Кукольный балаган мировых трагедий

АРКАДИЙ ИППОЛИТОВ
© "Русский Телеграф" 21 марта 1998 года


Последние дни средства массовой информации обуяло негодование по поводу очередного хита Диснейленда -- мультфильма "Анастасия". Не удовольствовавшись анимационной версией жизни русской императорской фамилии, американцы к тому же выпустили набор кукол: Николай II, Александра, наследник, великие княжны и Распутин. К куклам прилагается гардероб и все прочее, так что теперь дети всего мира могут представлять жизнь Зимнего дворца в лицах

Collapse )

(no subject)

Император Костя

Татьяна МОСКВИНА
газета "Русский телеграф", 4 апреля 1998 года


В прошлую пятницу в программе Александра Любимова "Взгляд", посвященной борьбе с наркотиками, появился классик русского рок-н-ролла, лидер группы "Алиса" Константин Кинчев. На вопрос, является ли нынче актуальным для самого Кинчева и его публики знаменитый лозунг "Мы вместе! ", Кинчев отвечал, что да, но важно, в чем именно "мы вместе". "Я тут сочинил песню -добавил он, разъясняя, -под названием "Мы -православные!"
Collapse )